Павловские сектанты против православных
588
просмотров
В начале XX века дело о волнениях в селе Павловка привлекло внимание общества. Там произошло нешуточное столкновение сектантов и православных.

Как сообщала официальная российская пресса, в селе Павловка Харьковской губернии в июле 1901 года местные сектанты разгромили церковь. Потом произошло столкновение православных с сектантами, в результате чего 68 павловцев оказались на скамье подсудимых. Их обвиняли в поругании священных предметов, нападении на православных и сопротивлении официальным властям.

Священник Иваницкий просил прислать для усмирения сектантов войска: «Есть раненые, убитых в селе нет, только урядник становой избит». Чтобы понять, что же именно произошло в Павловке и почему столкновения были столь ожесточенными, надо восстановить предшествовавшие события.

Сектанты в России: начало

Во второй половине XIX века сектантов в России было немало. Информация об их примерном количестве и «качестве» (то есть о характере сект) собиралась целенаправленно. Власти, столкнувшись с неэффективностью силовых методов борьбы с сектами, решили получше их изучить.

Старообрядцы.

По итогам переписи населения 1897 года православных в стране было около 70% (87,4 млн человек), мусульман — порядка 11%, католиков — 9%, протестантов — 3%, приверженцев различных христианских учений — 1% и сектантов, к которым относили старообрядцев и раскольников, — 1,7%. Если сложить старообрядцев, раскольников и «прочих христиан», то в общей массе получается немного, около 3%. Хотя даже в то время отмечали, что истинное число приверженцев неканонических учений могло быть и большим: во время переписи многие по понятным причинам свою принадлежность к сектам не афишировали.

Условно секты можно было поделить на две большие группы: мистические (к которым в первую очередь относятся хлысты и скопцы) и рационалистические (например, штундисты или толстовцы). Вообще спектр религиозных течений, приверженцы которых были в России, разнообразен: поповцы, беспоповцы, федосеевцы, филипповцы, бегуны, молокане, духоборы, хлысты, скопцы, толстовцы, штундисты — исследователи говорят о целой «отрасли сект», сложившейся в стране.

Нередко в этой среде появлялись фигуры яркие, причем не только среди духовных лидеров, но и среди рядовых приверженцев. Именно таким был князь Дмитрий Александрович Хилков. Ему принадлежало село Павловка, где случился тот самый примечательный погром.

Дмитрий Хилков: князь-толстовец

Дмитрий Хилков был наследником двух именитых фамилий — Хилковых и Джунковских (московский губернатор Владимир Джунковский приходился ему двоюродным дядей). Родившийся в 1834 году, Дмитрий Хилков окончил Пажеский корпус, участвовал в Русско-турецкой войне 1877 года, а в 1884 году вышел в отставку и уехал в Павловку. Жил Хилков в буквальном смысле слова плодами своих трудов: князь за бесценок продал крестьянам почти 380 десятин земли (десятина примерно равна гектару), а себе оставил 7 десятин, которые и возделывал.

Дмитрий Хилков.

Хилков вел переписку с Львом Толстым, примкнул к толстовцам, и его дом стал чем-то вроде центра местной секты. Он не только сам придерживался учения, но и активно проповедовал его. Константин Победоносцев писал о Хилкове так: «К несчастью, безумцы, уверовавшие в Толстого, одержимы так же, как и он, духом неукротимой пропаганды и стремятся проводить его учение в действие и проводить в народ. Таких примеров уже немало, но самый разительный пример — кн. Хилкова, гвардейского офицера, который поселился в Сумском уезде, Харьковской губ., роздал всю землю крестьянам и, основавшись на хуторе, проповедует крестьянам толстовское евангелие, с отрицанием церкви и брака, на началах социализма. Можно себе представить, какое действие производит он на невежественную массу!». Что интересно, в 1902 году Хилков был яростным защитником революционного террора, в 1903 году примкнул к эсерам, а в 1905 году, после нескольких лет жизни за границей, вернулся в Павловку истинным православным.

Толстовцы: без права на выезд

В «толстовский» период Хилков считал, что владеть землей нельзя: она божеская, то есть принадлежит всем. Конечно, такая позиция находили отклик у крестьян. Большинство обитателей села были близки к толстовству, хотя в официальных сводках их чаще всего именовали штундистами (одно из течений баптизма).

Не удивительно, что жители Павловки оказались под пристальным наблюдением полиции: их постоянно проверяли. Где-то за год до волнений давление полиции усиливается, штрафы выписываются один за другим: за каждое собрание с них взимали 20 рублей, деньги немаленькие. Даже чтобы поехать на ярмарку в соседнее село, крестьянам Павловки надо получать отдельное разрешение. Помимо этого, им запрещено было и принимать у себя людей из других сел, дети не могли посещать школу.

Вдохновившись примером духоборов, которые массово перебрались в Канаду, павловцы тоже просят разрешить им уехать из России. 38 семей, более 200 человек хотели переехать в Канаду. Власти отказывают. По совету Хилкова павловцы просят помощи у Толстого, однако в итоге из России смогли выбраться только несколько семей.

Духоборы в Канаде.

В этот момент, когда в среде сектантов зреет недовольство, появляется некий Моисей Тодосиенко, крестьянин-плотник из села Яхны Киевской губернии. Он был приверженцем еще одной секты — малёванцев, баптистов-мистиков. Тодосиенко (кстати, лечившийся в клинике для душевнобольных) проповедовал, и его речи, что называется, упали на благодатную почву. Обиженные, постоянно преследуемые жители села прислуживались к Тодосиенко, который, видимо, был неплохим оратором. За проповеди полиция незамедлительно его арестовывает и решает выслать в город Белополье.

Павловцы, которые сочувствовали Тодосиенко, упросили местного урядника его отпустить и поручились, что тот доберется до Белополья своим ходом. Урядник согласился. А дальше, как говорилось в официальных донесениях, павловский крестьянин Григорий Павленко стал вести себя, как мы бы сказали сейчас неадекватно, и призывал уничтожить церковь. 16 сентября 1901 года жители Павловки под влиянием его речей ворвались в церковь-школу. Там никого не было, и они разгромили ее. Остальные жители Павловки узнали об этом, и тут уже началось настоящее побоище: около 200 человек получили травмы, причем более тяжелые — сектанты. Один человек погиб. Для подавления бунта стянули около 50 полицейских.

Семья хлыстов.

Тихий суд

28 января 1902 года дело павловцев рассматривалось на специальном выездном заседании Харьковской судебной палаты в Сумах. Процесс был закрытым: кроме его непосредственных участников, в зал заседаний пустили только несколько человек. Несмотря на то, что у павловцев было 12 защитников, в том числе молодые звезды столичный адвокатуры Василий Маклаков, Николай Муравьев и Николай Тесленко, ешение было суровым. 45 человек были приговорены к ссылке на каторгу на сроки до 15 лет, четверо — к тюремному заключению, 17 подсудимых были оправданы.

Многие подозревали, что Тодосиенко использовали «в темную» — он не был агентом, но в Павловке, где обстановка накалилась до предела, оказался не случайно. Этой точки зрения придерживался и Толстой, который внимательно следил за процессом и старался сделать все, чтобы приговор был смягчен. А он и был смягчен, но тихо и без большой огласки. К 1905 году все, кто были отправлены на каторгу, вернулись.

P. S.

17 апреля 1905 года был принят Именной высочайший Указ «Об укреплении начал веротерпимости». В нем было сказано следующее: «Признать, что отпадение от Православной веры в другое христианское исповедание или вероучение не подлежит преследованию и не должно влечь за собою каких-либо невыгодных в отношении личных или гражданских прав последствий, причем отпавшее по достижении совершеннолетия от Православия лицо признается принадлежащим к тому вероисповеданию или вероучению, которое оно для себя избрало».

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится