Как в США один психопат 9 лет притворялся копом и заставлял сотрудников забегаловок мучить друг друга
0
1
3,029
просмотров
Вечер 9 апреля 2004 года в «Макдональдсе» городка Маунт Вашингтон, штат Кентукки ничем не отличался от любого другого. Сотрудники перекрикивались на кухне, одни посетители болтали за столиками, другие никак не могли определиться с заказом на кассе — все как всегда. Когда зазвонил служебный телефон, менеджер Донна Саммерс тоже не ожидала ничего необычного. Она сильно ошибалась.

Звонивший мужчина представился офицером Скоттом из местного отделения полиции. Саммерс отметила, что на заднем плане слышатся другие голоса, вроде бы переговоры на рации. Мимоходом подумала, что так и должен звучать полицейский участок. 


Офицер Скотт говорил четко и профессионально. Он сообщил, что одну из сотрудниц фастфуда подозревают в краже сумочки и дал подробное описание: цвет волос, примерные рост и вес, даже назвал, какого цвета на ней галстук. Саммерс сразу поняла, о ком он говорит, и удивилась: 18-летняя Луиза Огборн к тому времени работала у них четыре месяца и ничем не запятнала репутацию. Никаких жалоб со стороны клиентов, вежливая, исполнительная. Все-таки городок у них маленький, меньше 20 тысяч жителей, и Саммерс вроде бы даже помнила, что Луиза раньше была скаутом, а теперь прилежно ходит в церковь. 

Однако офицер не сомневался. Он объяснил, что есть два варианта: либо Огборн арестуют, отвезут в тюрьму и обыщут там, либо Саммерс по инструкции сама обыщет девочку и уже тогда дождется приезда полиции. Без каких-то рациональных обоснований Донна остановилась на втором варианте. Позже она подумала, что звонивший мягко, но настойчиво подталкивал ее к такому решению. К тому же он сказал, что на другой линии висят представитель «Макдональдса» и старший менеджер, а последнего даже назвал по имени.

Тот самый «Макдональдс» в Маунт Вашингтоне

Когда Саммерс приказала Луизе пройти в подсобку, та округлила глаза и попросила отвезти ее в участок. Она постоянно повторяла, что не делала ничего плохого и не понимает, что происходит. Однако Саммерс уже настроилась, мысль притормозить и дождаться патрульных даже не пришла ей в голову. Она заперла дверь и приказала девушке раздеться, как попросил офицер Скотт.

Следующие три с половиной часа превратились для Луизы Огборн в настоящий кошмар. Она подвергалась унижениям, издевательствам и насилию со стороны самых обычных людей, которые почему-то послушно выполняли все, о чем их просил по телефону незнакомый голос.

До случая с Огборн «офицер Скотт» уже жестоко разыграл 68 человек в 32 разных штатах. Но сотрудники «Макдональдса» все равно оказались не готовы.

Первые известные случаи «телефонных розыгрышей с раздеванием», как их назвали в прессе, произошли в Девилс Лейк (Северная Дакота) и Фэллон (Невада) в 1995 году. Население обоих городков — меньше 10 тысяч жителей. В указаниях представителя власти не усомнились ни менеджеры, ни задержанные ими сотрудники. Последующие случаи позволили определить примерный почерк: злоумышленник специально ориентировался на рестораны быстрого питания или маленькие забегаловки, где работники с большей долей вероятности побоятся спорить с полицейским. 

Поначалу преступления казались слишком нелепыми. Кому придет в голову выдавать себя за копа перед администратором захудалого кафе, чтобы заставить того раздеть догола подчиненную в поисках наркотиков или денег? Еще больше вопросов вызывало поведение сотрудников. Ну как можно оказаться настолько доверчивыми и глупыми, чтобы выполнять откровенно нереалистичные требования и не усомниться в личности незнакомца?

Полицейские и вовсе не могли понять, есть ли состав преступления в действиях звонившего. Все-таки он не принуждал собеседников силой, те добровольно сотрудничали, не задавая вопросов. Так кем же его считать: опасным психопатом или юмористом с плохим вкусом?

Претензии предъявляли даже жертвам — теоретически они могли отказаться выполнять требования менеджеров и настоять на приезде полиции или просто уйти. В первые годы журналисты даже подозревали, что пранкстер состоит в сговоре с пострадавшими сотрудниками. Те якобы послушно выполняли указания общавшихся с «полицейским» начальников, чтобы потом засудить рестораны за моральный и физический ущерб.

Однако со временем эта версия отпала. Аноним не всегда добивался успеха, иногда он за один вечер звонил в несколько ресторанов, прежде чем находил достаточно доверчивого сотрудника. Фальшивый коп отлично готовился: знал имена менеджеров, правильно описывал внешность работников, точно воспроизводил сленг и манеру общения полицейских.

Запись с камеры наблюдения в «Макдональдсе» в Маунт Вашингтоне

Большинство розыгрышей развивались по одному сценарию. «Офицер» инструктировал собеседника, чтобы тот приказал подчиненному раздеться, а затем просил описать внешность обнаженного человека. Иногда появлялись новые нестандартные требования. Например, в 1999-м менеджер «Бургер Кинга» в Фарго, штат Северная Дакота, по приказу звонившего отшлепал 17-летнюю голую сотрудницу по ягодицам.

С годами требования анонима становились все более извращенными.

В 2000-м он убедил менеджера «Макдональдса» в Литчфилде, штат Кентукки раздеться перед посетителем. Того якобы подозревали в домогательствах и изнасилованиях, а сотрудница должна была выступить приманкой. По словам звонившего, когда она разделась бы перед предполагаемым преступником и тот набросился бы на нее, в помещение тут же ворвался бы отряд полицейских. Естественно, ничего такого не произошло, и посетитель с недоумением уставился на голую женщину.

В 2002-м девушку, которой только что исполнилось 18, посреди первой же смены в «Макдональдсе» Рузвельта, штат Айова заставили раздеться, попрыгать и принять несколько откровенных поз, направленных в сторону висевшего на телефоне начальника. Тот якобы должен был следить, не выпадет ли у девушки из интимных мест награбленное. 

В 2003-м 53-летний уборщик в «Макдональдсе» города Хайнсвилл, штат Джорджия вставил палец во влагалище 19-летней кассирши в поисках предполагаемых наркотиков. В следующем году 18-летняя девушка, которая руководила точкой быстрого питания Sonic, заставила раздеться 21-летнего мужчину-повара и занялась с ним оральным сексом. Затем полицейский попросил передать трубку парню и приказал уже тому раздеть и обыскать девушку.

К 2004 году в 32 штатах набралось 68 садистских пранков. Руководство «Макдональдса», «Бургер Кинга», Wendy’s и других фастфудов вроде бы предупреждало сотрудников о возможных розыгрышах. В действительности люди все равно раз за разом реагировали не по протоколу и верили, что поступают правильно, слушаясь полицейского. 

Например, в январе 2003-го помощник менеджера в баре Applebee’s Neighborhood Grill & Bar 90 минут обыскивал официантку по приказу звонившего, представившегося региональным управляющим, хотя всего за месяц до этого компания выпустила инструкцию, как вести себя в подобном случае. В разговоре с полицией провинившийся сотрудник признался, что инструкция вылетела у него из головы. 

До особенно ужасного случая с Луизой Огборн на розыгрыши уже попадались 17 менеджеров «Макдональдса». В четырех случаях пострадавшие подали иски против компании. Однако задержавшая подчиненную Донна Саммерс позже утверждала, что не слышала ничего ни о розыгрышах, ни о фальшивых полицейских.

Следователи решили, что плохая осведомленность сотрудников объясняется тремя факторами. Во-первых, из-за сложной служебной иерархии до управляющих мелкого звена просто не доходила информация, которую распространяли сверху. Во-вторых, сотрудники часто пытались скрыть происшествие и уговаривали пострадавших решить все полюбовно. В-третьих, конкурирующие сети неохотно делились информацией, в результате в «Макдональдсе» и «Бургер Кинге» не знали, что оба фастфуда страдают от одной проблемы.

Как дело Огборн превратилось из жестокого розыгрыша в трагедию, а обычный мужик вдруг согласился изнасиловать девочку-подростка

Вернемся в офисную каморку в Маунт Вашингтоне, где вечером 9 апреля 2004-го заплаканная Луиза Огборн стояла без одежды, прикрывалась передником и пыталась понять, чем заслужила подобное. Донна Саммерс унесла ее вещи к себе в машину. Офицер Скотт объяснил, что коллеги скоро заберут их как вещественные доказательства. Донна задумалась, почему полицейские едут так долго, она знала, что участок расположен в паре километров от их ресторана. Коп объяснил, что сейчас поступило сразу несколько неотложных вызовов, поэтому какое-то время ей придется контролировать ситуацию самостоятельно. 

Другая менеджер Ким Докери растерянно наблюдала за действиями коллеги. Полицейский попросил Саммерс не рассказывать другим работникам, что она делает и почему. Докери обняла Луизу и постаралась утешить ее. Работник кухни Джейсон Брэдли, которого Саммерс позвала присмотреть за пленницей, отказался отбирать у Луизы фартук и описывать офицеру по телефону, как она выглядит. Впрочем, несмотря на сочувствие к девушке, ни Докери, ни Брэдли не позвонили настоящим полицейским и не заставили Донну прекратить экзекуцию.

Кадр с камеры наблюдения

Спустя час с небольшим Саммерс сказала офицеру Скотту, что ей нужно вернуться на кассу. Тот спросил, есть ли у нее человек, которому она доверяет (например, муж), чтобы позвонить ему и попросить проследить за Огборн. Саммерс застенчиво, будто говорила не с представителем власти, а со старым приятелем, призналась, что пока не замужем, но у нее есть 42-летний жених по имени Уолтер Уэс Никс-младший. Отец двоих детей от первого брака, преданный прихожанин, дезинсектор, тренер местной детской команды по бейсболу — соль земли, образцовый американец. Офицер сказал, что такой отлично подойдет. Донна позвонила домой Уолтеру, который смотрел телевизор, и попросила срочно приехать — возникли непредвиденные обстоятельства. 

Когда Никс пришел в «Макдональдс», невеста объяснила ему, что одну из работниц поймали на воровстве и торговле наркотиками. Как рассказал ей офицер Скотт, в то же самое время несколько освободившихся патрульных обыскивали дом Луизы Огборн в соседнем поселке. Донна передала трубку Никсу и вернулась в зал.

Луиза Огборн

Теперь уже мужчина выполнял все, о чем просил незнакомец по телефону. Сначала он отобрал у девушки передник и оставил полностью обнаженной. Затем приказал танцевать с поднятыми над головой руками, чтобы, как и в одном из предыдущих случаев, проверить, не выпадет ли что-нибудь. Находившаяся на грани истерики Луиза приседала, вставала на стул, затем на стол — все, чтобы Никс мог, как поручил офицер Скотт, получше осмотреть преступницу. 

На следующем этапе мужчина заставил Огборн сесть к нему на колени и поцеловать его. Полицейский сказал, что только так он почувствует, принимала ли она запрещенные вещества. После отказа девушки Никс шлепал ее минут 10. От его ударов Луиза покраснела настолько, что видно было даже на зернистой записи с висевшей в углу камеры наблюдения.

Постепенно из послушного гражданина дезинсектор превратился в соучастника чего-то очень странного и неприличного. Каждый раз, когда Саммерс отпирала дверь и заходила в каморку, ее жених спешно накидывал на Огборн передник — так приказал офицер Скотт. Как только Донна уходила, издевательства возобновлялись, причем иногда фейковый полицейский обращался напрямую к Луизе и советовал не дергаться, если она хочет остаться на свободе и сохранить работу.

Спустя примерно два с половиной часа после звонка в «Макдональдс» офицер Скотт сказал Никсу, что девушка должна встать на колени и заняться с ним оральным сексом. Та протестовала, но перестала, когда Никс пригрозил, что ударит ее. Когда Саммерс зашла в офис, чтобы забрать несколько подарочных сертификатов, ее жених спешно прервал процесс и снова бросил на оцепеневшую от шока Луизу передник. Тогда голос по телефону разрешил Никсу уйти, но сказал, что Саммерс нужно найти кого-то еще, кто мог бы следить за девушкой.

Кадр с камеры наблюдения

Послушная менеджер позвала Тома Симмса, ремонтника и техника по обслуживанию оборудования, который в тот день не работал в «Макдональдсе», но заехал взять кофе и пирожок. Именно он первым отказался участвовать в постановке офицера Скотта и отрезал, что не будет стаскивать с девушки передник, чтобы описывать ее обнаженное тело по телефону. 

Он передал Саммерс странную просьбу копа и добавил: «Здесь что-то не так». В этот момент Донна внезапно осознала, что творится неладное. Трясущимися руками она набрала номер старшего управляющего, Лизы Сиддонс, которая якобы поддерживала связь с офицером Скоттом. Та ответила заспанным голосом, что не разговаривала ни с каким полицейским. Теперь Саммерс окончательно поняла, какую ошибку совершила и в какие неприятности вляпалась. Задыхающимся от рыданий голосом она начала вымаливать у Луизы Огборн прощение. Мужчина, который контролировал происходящее в «Макдональдсе» последние три c половиной часа, бросил трубку. Ошарашенная Луиза спросила, нужно ли ей выходить завтра на работу.

Почему люди вообще слушались сомнительного типа, представившегося полицейским? Психологи разобрались и отослали к знаменитому эксперименту Милгрэма

Полицейские, журналисты и врачи пытались разобраться в феномене «телефонных розыгрышей с раздеванием». «Не нужно быть выдающимся мыслителем, чтобы понять, что не надо раздевать догола девушку, которую обвиняют в краже мелочи», — саркастически заметил адвокат одной из пострадавших, которая отсудила у «Макдональдса» 250 тысяч долларов.

Как получилось, что непосредственные участники издевательств, сторонние наблюдатели, да и сама жертва не усомнились в авторитете говорившего с ними по телефону неизвестного, пока не стало слишком поздно? Один из возможных ответов в том, что человеческая природы подразумевает подчинение — нам естественно кого-то слушаться. Когда кто-то объявляет себя представителем власти, мы скорее подчинимся ему из страха наказания или просто потому что так положено, чем начнем задавать вопросы и требовать объяснений. 

Наглядный пример — эксперименты психолога Йельского университета Стэнли Милгрэма, первый из которых провели в 1963 году. Тогда одни испытуемые якобы должны были проверять других испытуемых в рамках исследования влияния боли на память. Случайно отобранные люди («учителя») читали другим людям («ученикам») пары слов, а затем проверяли, как те их запомнили. За каждую ошибку они должны были нажать на переключатель, который предположительно бил ученика током, причем с каждой следующей ошибкой сила разряда увеличивалась.

Подвох заключался в том, что на самом деле Милгрэм исследовал не влияние боли на память, а границы человеческой готовности подчиняться. Ученый хотел разобраться, почему так много вроде бы нормальных немцев соглашались участвовать в репрессиях, пытках и издевательствах в годы Второй мировой. Роль учеников в эксперименте исполняли специально подобранные актеры, которых на глазах настоящих испытуемых («учителей») сажали в кресло с электродами. Далее «учителя» должны были бить их током за каждую ошибку. Огоньки на переключателе и шкала с градацией от «слабого удара» до «труднопереносимого удара» создавали ощущение полной правдоподобности.

Подготовка к одному из экспериментов Милгрэма

В одной разновидности эксперимента «ученик» даже жаловался на проблемы с сердцем, чтобы создать впечатление, будто удары током представляют реальную опасность для его здоровья и даже жизни. Тем не менее большинство испытуемых это не остановило. Под давлением экспериментатора они продолжали жать на переключатель, даже когда «ученик» в соседней комнате истошно кричал и требовал остановиться. При этом экспериментатор подбадривал «учителя» фразами типа «абсолютно необходимо, чтобы эксперимент продолжался» и «у вас нет другого выбора, кроме как продолжать». То есть никаких угроз и никакого физического воздействия, однако испытуемые продолжали увеличивать заряд тока, даже когда предполагали, что причиняют другим людям страдания.

Стэнли Милгрэм

В основной серии экспериментов 26 испытуемых из 40 дошли до конца шкалы и остановились лишь тогда, когда им разрешил организатор. Почти все, кто прервал эксперимент досрочно, сделали это на завершающих стадиях, когда недовольные стуки испытуемого в стенку сменились зловещим молчанием. «Как только вы принимаете чью-то власть, вы становитесь другим человеком, — объяснил коллега Милгрэма Томас Бласс. — Вас больше беспокоит, насколько хорошо вы исполняете приказы, а не то, насколько сами приказы правильные или нет».

Аноним, третировавший рестораны быстрого питания, оказался грамотным манипулятором. Выдавая себя за представителя власти, он лишал собеседников возможности критически оценивать ситуацию и превращал в послушных марионеток. «Я не хотел заниматься этим, но он как будто следил за мной», — оправдывался раздевший сотрудницу для обыска менеджер Hardee’s. Он провел 40 суток в тюрьме, прежде чем был оправдан по обвинению в изнасиловании и похищении.

«Я думала, что он полицейский и что я поступаю правильно, — уверяла после ареста Донна Саммерс. — Я думала, что это необходимо». 

В отдельных случаях сотрудники ресторанов не просто подчинялись указаниям фальшивого полицейского, а выполняли их с чрезмерным усердием. Например, в 2001-м управляющий в «Бургер Кинге» настолько фанатично пытался завершить обыск 15-летней девочки, что ее приехавшему отцу пришлось перепрыгнуть через кассу, чтобы остановить мужчину. В другом «Бургер Кинге» в 2003-м менеджер настолько увлекся обыском 18-летней подчиненной, что скрутить его смогли только полицейские — у матери и бойфренда не получилось отбить девочку у агрессивного начальника.

Такое избыточное желание следовать приказам, переходящее в неприкрытое насилие, напоминает о другом знаменитом исследовании — Стэнфордском тюремном эксперименте. Американский психолог Филип Зимбардо провел его в августе 1971 года. По условиям группу случайно отобранных молодых людей разделили на две категории — «заключенных» и «надзирателей». На кафедре психологии Стэнфордского университета устроили импровизированную тюрьму. Надзиратели должны были психологически подавлять заключенных и лишать их индивидуальности, но не прибегать к физическом насилию.

Участники Стэнфордского эксперимента

Эксперимент быстро вышел из-под контроля: одни молодые люди, облеченные властью, за несколько часов превратились в настоящих садистов и терроризировали других теми же методами, что и некоторые охранники в настоящих тюрьмах. Заключенных заставляли чистить туалеты руками, спать без матрасов на голом бетонном полу, раздеваться друг перед другом и оскорблять друг друга. Обе категории настолько вжились в роли, что недовольным заключенным даже не приходило в голову покинуть эксперимент, просто объявив об этом. Вместо этого они устраивали бунты и голодовки, как будто находятся в настоящей тюрьме.

Стэнфордский эксперимент считается примером того, что даже совершенно нормальные люди, облеченные властью, могут вести себя не очень адекватно. Точно так же другие люди, столкнувшись с властью (или ее видимостью) переключаются в режим подчинения и следуют приказам, даже если на самом деле спокойно могли бы отказаться их выполнять. Одна из компаний, пострадавших от «офицера Скотта», даже наняла Зимбардо в качестве консультанта. Тот подтвердил, что преступник — превосходный манипулятор и знаток психологии.

Филип Зимбардо

Другая вероятная причина подобной реакции собеседников фейкового полицейского в том, что сотрудников фастфуда изначально ориентируют быть послушными и услужливыми, подчиняться вышестоящему и не задавать лишних вопросов. «Процесс намеренно сводится к тому, чтобы лишить людей свободы мышления или действий, — объяснила социолог Эстер Райтер. — Они винтики большой машины». 

К такому же выводу пришел отставной агент ФБР Дэн Яблонски, который расследовал телефонные розыгрыши в ресторанах Wendy’s в Канзасе: «Мы с вами можем сидеть здесь, судить этих людей и рассуждать, какие они идиоты. Но их не учат использовать здравый смысл. Их учат только спрашивать: «Чем я могу вам помочь?» Возможно, в любом другом месте жестокий пранк не оказался бы настолько эффективным, но именно в фастфудах работники даже не задумались о том, чтобы послать странного незнакомца и позвонить в настоящий участок.

Зловещим офицером Скоттом оказался отец пятерых детей, мечтавший о работе в полиции

Поздним вечером 9 апреля офицер полиции Маунт Вашингтона Бадди Стамп отреагировал на вызов и подъехал в «Макдональдс» неподалеку. Сначала патрульный подумал, что розыгрыш устроили сотрудники магазина напротив, но вскоре узнал, что похожие звонки поступают по всей Америке уже почти 10 лет. Как и в предыдущих случаях, установить личность звонившего не удалось. Зато копы арестовали дезинсектора Уолтера Никса, который к тому времени покинул ресторан и вернулся к себе домой. По пути мужчина позвонил лучшему другу и сказал, что совершил нечто ужасное.

Стамп не ограничился задержанием насильника и продолжил расследование. К тому времени он работал в участке всего несколько недель. Кошмар, с которым столкнулась Луиза Огборн, потряс молодого полицейского до глубины души. Сначала номер телефона ни к чему не привел — звонили с предоплаченной карты. Позже Стамп узнал, что звонивший находился в Панама-Сити, штат Флорида, а главным продавцом предоплаченных симок в этом городе является торговая сеть Walmart.

Поначалу след показался мертвым. В одном Панама-Сити находилось три магазина Walmart, и преступник мог воспользоваться любым из них. К тому же камеры наблюдения снимали только парковку на выходе из магазина. Узнать, что происходило на кассе, было невозможно. Несмотря на трудности, Стамп не сдался: он все равно просмотрел записи с камер наблюдения и добился от магазина данных о продажах, сохранившихся благодаря чекам. Оказалось, что неизвестный мужчина купил предоплаченную карту днем 9 апреля, за несколько часов до звонка в «Макдональдс» в Маунт Вашингтоне. 

Стамп связался с детективом Виком Флэгерти, который расследовал аналогичные розыгрыши в четырех ресторанах Wendy’s в пригороде Бостона. Выяснилось, что туда тоже звонили из Панама-Сити. Флэгерти, как и Стамп, отследил предоплаченную карточку до магазина Walmart. В его случае за несколько часов до звонков покупку осуществил тот же самый человек, что и в деле Маунт Вашингтон: мужчина в очках от 35 до 40 лет с зализанными назад темными волосами. В обоих случаях на нем была надета черная куртка с белой надписью мелкими буквами. 

В конце июня 2004-го Флэгерти и Стамп прилетели в Панама-Сити. Местные полицейские опознали куртку мужчины, оказалось, что это форма частной компании, которая специализируется на охране исправительных учреждений. В компании мужчину довольно быстро опознали по кадрам с камер наблюдения. Предоплаченные карты накануне телефонных звонков покупал 38-летний надзиратель и счастливо женатый отец пятерых детей по имени Дэвид Стюарт. 

Подозреваемого вызвали на допрос, он отрицал, что звонил в рестораны быстрого питания, но когда следователи немного надавили, вдруг начал сильно потеть и непроизвольно трястись. Он спросил у Флэгерти, пострадал ли кто-нибудь от звонков, а потом пробормотал: «Слава Богу, теперь все кончилось». 

Стюарт утверждал, что никогда не покупал предоплаченную карту, но во время обыска у него дома полицейские обнаружили симку, с которой за последний год звонили в девять ресторанов, пострадавших от телефонных розыгрышей. Кроме того, у Стюарта нашлись десятки заявлений с просьбой принять его в правоохранительные органы, подшивки полицейских журналов, пистолеты с кобурой и формы разных ведомств. Офицеры поняли, что мужчина одержим службой в полиции. 

Проанализировавший действия преступника психолог Джефф Гардир пришел к выводу, что тот страдал от комплекса бога. Ему хотелось контролировать других людей во всех смыслах: физически, эмоционально, сексуально. «Он нацелился на работников ресторанов быстрого питания, потому что их учат действовать по определенному сценарию, — заключил эксперт. — Как только он вынуждал их отойти от сценария, они терялись и попадали под его влияние».

Следующие два года прошли в бесконечной череде исков, апелляций и разбирательств. Стюарта экстрадировали в Кентукки, где обвинили в склонении к сексуальному насилию и в том, что он притворялся полицейским. Мужчина вину не признал. Огборн подала на «Макдональдс» и на Саммерс лично в суд за неправомерное задержание. Руководство сети ресторанов Луиза обвинила в том, что оно не подготовило сотрудников, не предупредило о возможной экстренной ситуации и не научило, как на нее реагировать.

В ответ на письмо пострадавшей от его действий девушки Стюарт объявил, что он тоже стал жертвой: лишился работы, дома и машины за то, чего якобы не совершал. Следователи узнали, что на самом деле он задешево продал свой дом на колесах жене — видимо, чтобы не лишиться его в случае штрафа или судебных издержек. Саммерс точно так же назвала себя жертвой и решила засудить «Макдональдс» за то, что компания «уничтожила три жизни». Она разорвала помолвку с Никсом, которого арестовали по подозрению в сексуальном насилии и незаконном удержании.

Уолтер Никс-младший

Другого менеджера Ким Докери официально не обвинили в соучастии и просто перевели в другой ресторан, хотя Огборн считала ее такой же виновницей: женщина знала, что подчиненную удерживают против ее воли и ничего не предприняла. Докери оправдывалась тем, что Саммерс не посвящала ее в детали происходившего в офисной каморке и не позволяла вмешаться. 

Представители «Макдональдса» объявили, что предупреждали сотрудников о возможных розыгрышах и выпустили несколько инструкций о том, что делать в таких ситуациях. По версии компании, работники сами виноваты в том, что недостаточно внимательно ознакомились с указаниями. Адвокат ресторана во время заседания и вовсе предъявил претензии Огборн за то, что та не пыталась противостоять надругавшимся над ней людям: недостаточно громко кричала и не двигалась к выходу из комнаты, хотя имела на это полное право. Луиза объяснила свое поведение шоком и страхом за жизнь – особенно в противостоянии с Никсом, который больше ее в два раза.

Дело оказалось невероятно сложным для разбирательства именно в плане того, на кого следует возложить ответственность: на рестораны, звонившего пранкстера или его собеседников, которые и осуществили насилие в отношении Огборн. «Я понимаю, что люди недоумевают, почему он повел себя таким образом, — сказала адвокат Никса Кэйтлин Шмидт. — Но эти люди не были в той же самой ситуации. Возможно в аналогичных обстоятельствах мы с вами действовали бы точно так же».

***

У Огборн развились панические атаки. Она страдала от бессонницы, тревожности и кошмаров, подсела на антидепрессанты и отказалась от поступления в университет, где планировала учиться на медицинском. В исковом заявлении девушка объяснила, что больше не может нормально общаться с людьми — чувствует иррациональный стыд за случившееся и не пускает никого в личную жизнь. В 2006-м суд присудил ей выплату в 6,1 миллиона долларов, а в 2009-м отклонил апелляцию «Макдональдса». Компания обжаловала решение в Верховном суде, а в 2010-м договорилась с Луизой о выплате в 1100000 долларов. К тому времени девушка уже вышла замуж и родила ребенка.

Луиза Огборн (слева) и ее адвокат после оглашения вердикта

Суд разделил ответственность за произошедшее между «Макдональдсом», который не подготовил сотрудников, и звонившим. Донна Саммерс воспользовалась так называемым «прецедентом Алфорда»: не признала себя виновной, но согласилась, что улик против нее скорее всего хватит для обвинительного приговора. Ее осудили на один год условно. Иск Саммерс против «Макдональдса» тоже частично удовлетворили — компанию обязали выплатить бывшему менеджеру 1,1 миллиона долларов.

Никс признал свою вину, а судья согласился смягчить приговор в обмен на показания насильника против звонившего. Вместо максимально возможных 20 лет Уолтера приговорили к пяти годам за решеткой. Он отбыл срок и вышел на свободу. 

Стюарту светило 15 лет заключения, но в октябре 2006-го присяжные неожиданно оправдали его по всем пунктам. Полицейские и журналисты предположили, что решение связано с недостатком прямых улик, таких, как, например, запись голоса подсудимого. Экс-надзирателя подозревали в аналогичных преступлениях по всей стране, но из-за различий в законодательствах штатов, его больше не экстрадировали.

Дэвид Стюарт после оправдательного вердикта

Дэвид Стюарт вышел из зала суда свободным человеком, хотя арестовавшие его копы ни на секунду не сомневались в его вине. Решающим аргументом для них стало то, что в 2004-м после ареста Стюарта звонки прекратились и с тех пор не возобновлялись. Формально дело о телефонных розыгрышах с раздеванием остается нераскрытым, но его, независимо от личности звонившего, точно можно признать одним из самых странных и диких преступлений в современной американской истории.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится