Синяя борода: почему Генрих VIII не мог иметь наследника
612
просмотров
Генрих VIII, как известно, так и не смог произвести жизнеспособного наследника. Причины могут лежать в банальной несовместимости крови.

Екатерина Арагонская, многострадальная жена

Женам Генриха беременности давались чрезвычайно сложно. У его первой супруги, Екатерины Арагонской, случилось несколько выкидышей до рождения Марии Тюдор. Екатерине было 23 года, когда она забеременела в первый раз. Весь английский двор единодушно признавал испанскую принцессу роскошной красавицей: она была статной девушкой с копной золотистых волос до пояса. Генрих в ранние годы их супружества был невероятно доволен молодой женой. Через несколько месяцев после свадьбы было объявлено, что королева в положении. Генрих и его сторонники надеялись на рождение маленького принца, для укрепления династии. Роды были преждевременными — на восьмом месяце младенец (девочка) появился на свет мертворожденным. Не такая уж редкость для 16-го века — потеря новорожденного. Вероятно поэтому ни сам Генрих, ни Екатерина не стали отчаиваться.

Вскоре после первой трагедии супруга короля забеременела вновь, и буквально в первый день нового 1511-го года родила мальчика. Первенца решили также назвать Генрихом, в честь отца. В Лондоне по этому поводу устроили великое торжество, с винными фонтанами и фейерверками. Однако уже 22 февраля новорожденный принц скончался. И хотя Екатерина и Генрих были оба раздавлены горем, молодой король, которому на тот момент было всего 19 лет, не впадал в отчаяние. После этой неудачи Екатерина, предположительно, перенесла еще один выкидыш, а затем, в 1513-м году, преждевременно родила второго мальчика. Но и в этот раз наследник оказался чрезвычайно слабым и умер вскоре после родов. Уже в ноябре 1514-го ситуация повторилась: роды до срока, еще один мальчик и снова не выжил.

Екатерина Арагонская.

К 1515-му году отношения между супругами разладились. Помимо отсутствия наследника этому способствовали дипломатические разногласия между Англией и Испанией, откуда королева была родом. Из-за многочисленных беременностей, а также горестей, которые пришлось вынести Екатерине, королева потеряла былую привлекательность. Тем не менее, в феврале 1516-го года она рожает еще одного ребенка, девочку, которую называют Марией. Впоследствии она станет известна как Мария I Тюдор, или Кровавая Мэри. Король выразил чрезвычайную радость по случаю рождения долгожданного здорового младенца, однако также упомянул в своем обращении к послам, что надеется на скорое рождение наследников мужского пола. Впоследствии Арагонская забеременела, предположительно, дважды. Однако первого ребенка она потеряла еще в утробе, а второго — практически сразу после родов. На тот момент ей было 32 года.

Генрих VIII: в погоне за наследником

Хотя король открыто не упрекал супругу в отсутствии наследника мужского пола, эта мысль не давала ему покоя. В 1519-м году у Генриха наконец появился сын. Генри Фицрой, рожденный от связи короля с придворной дамой Элизабет Блаунт, был официально признан Генрихом, несмотря на статус бастарда. Многие полагали, что король назначит именно Фицроя своим преемником, в обход Марии, однако молодой человек скончался от чахотки в 1536-м году.

Эдвард VI, сын Генриха от Сеймур.

Вторая жена Генриха, Анна Болейн, была беременна 4 раза, однако лишь один ребенок, первенец (Елизавета), выжил. Третья супруга, Джейн Сеймур, подарила королю долгожданного законного сына, но он ненадолго пережил своего отца. Все последующие жены короля, Анна Клевская, Кэтрин Говард и Екатерина Парр, не продолжили династию Тюдоров.

Антиген Келл — проблема в крови?

Трудности с деторождением были, в целом, обычным делом во времена Генриха, однако современные ученые и историки задаются вопросом, не прослеживается ли тут закономерность. Возможно ли, что Генрих страдал неким заболеванием? Согласно одной из теорий, выдвинутой специалистом по биоархеологии Катриной Уитли и антропологом Кирой Крамер, Генрих VIII мог быть носителем так называемого положительного антигена Келл. В зависимости от расовой принадлежности, процент обладателей такого гена может значительно варьироваться, для европейцев он составляет примерно 7−10%. Сам по себе положительный антиген не несет угрозы здоровью, однако может входить в конфликт с отрицательным антигеном при беременности или переливании крови. Подобно конфликту с положительным и отрицательным резус-фактором, антиген Келл способен привести к осложнениям во время беременности, а также к развитию заболеваний у ребенка впоследствии.

Это предположение могло бы объяснить, почему супруги Генриха не могли выносить ребенка и почему многие из его детей умерли во младенчестве. Отрицательные антигены матери атакуют Келл-положительный плод, принимая его за инородный объект. При этом, несовместимость по показателю Келл редко влияет на первую беременность, так как антитела, вырабатываемые женским организмом, проникают в плаценту не сразу, а вот при повторных беременностях уже присутствуют. Наличие здоровых наследников у Генриха могло бы объясняться тем, что у некоторых из них был также отрицательный антиген Келл, переданный от матери, в случае чего конфликта в утробе не произошло. Первенцы Генриха, за единственным исключением (с Екатериной Арагонской), были достаточно сильными и здоровыми, а вот при повторных беременностях у его жен возникали сложности.

Генрих с Джейн Сеймур и законными детьми.

Исследователи также отмечают, что Генрих мог страдать синдромом Маклеода, генетическим заболеванием, которое встречается исключительно у носителей положительного антигена Келл. Болезнь может негативно сказываться на работе мозга, мышц, сердца, нервной системы и крови. Как правило, симптомы развиваются у пациентов среднего возраста и, в числе прочего, могут проявляться в виде значительных изменений в поведении, различной форме деменции, припадков и тиков. Это могло бы объяснить другую особенность Генриха — его вспышки гнева и чрезвычайную подозрительность, которая доходила до паранойи в поздние годы жизни.

Известно, что Генрих в молодости был невероятно далек своего же образа уже в преклонном возрасте. Юный, атлетический, щедрый, сдержанный и оптимистичный король со временем превратился в грузного, тираничного, вспыльчивого, нетерпеливого и жестокого правителя. Одной из причин таких перемен нрава Генриха называют травму ноги, которая терзала короля до самой смерти. Но, если предположить, что монарх и правда страдал от синдрома Маклеода, корни этих патологических изменений могут крыться в тяжелом генетическом заболевании, которое имело прямое отношение и к невозможности Генриха произвести многочисленных здоровых потомков.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится