Аньоло Бронзино: холодность, роскошь и изящность — синонимы имени этого художника
463
просмотров
Благодаря его работам в стиле маньеризм по количеству портретов семья Медичи в XVI веке не уступала королям и императорам. Об этих полотнах можно сказать много слов: на них утонченность, изящество, нотка презрения и роскошь, глядя на которую остается лишь мечтать о подобном величии.

Творчество Аньоло Бронзино (Agnolo Bronzino, настоящее имя Аньоло ди Козимо ди Мариано, Agnolo di Cosimo di Mariano, 1503-1563), автора этих работ, оставило яркий след среди представителей флорентийской школы.

Аньоло Бронзино | Cosimo I de' Medici in Armour, 1550; Eleonora di Toledo with her son Giovanni de' Medici и Eleonora di Toledo, 1543
Аньоло Бронзино | Portrait of Maria de' Medici, 1553; Portrait of Lucrezia de' Medici и Adoration of the Shepherds, 1540
Аньоло Бронзино | Portrait of Andrea Doria as Neptune, 1540; Allegory of Lust, 1543 и Pygmalion and Galatea, 1529-32

Любовь к живописи будущему художнику привил его первый наставник, малоизвестный живописец Раффаэлино ди Гарбо. Но главным вдохновителем стал Джакопо Понтормо, другой учитель Бронзино. Именно под его руководством он стал профессионалом. В одной из первых картин мастера «Пигмалион и Галатея» (Pygmalion and Galatea, 1529-1530) уже видны холодность и рассудительность, которые стали характерными чертами его произведений.

В своих предпочтениях Бронзино определился не сразу: то он писал героев на фоне необычных строений, то забывал о замысловатой архитектуре и основное внимание уделял самим персонажам. Так, портреты Бартоломео Панчатики (Ritratto di Bartolomeo Panciatichi, ок. 1540) и его жены Лукреции (Ritratto di Lucrezia Panciatichi, ок. 1541) чопорны и беспристрастны. Их лица похожи на маски и обращены к зрителям анфас, хотя для эпохи Возрождения это не характерно.

Аньоло Бронзино | Ritratto di Bartolomeo Panciatichi, ок. 1540 и Аньоло Бронзино | Ritratto di Lucrezia Panciatichi, ок. 1541

Бронзино тщательно прорисовал детали, делая акцент на элементах костюма и сложной прическе героини. Лукреция Панчатики держит в руках открытую книгу. Это еще одна характерная деталь работ Бронзино — намекнуть на внутренний мир героя. Книга свидетельствовала об аристократичности и просвещенности светской дамы.

Расцвет карьеры Аньоло пришелся на середину 1530-х годов – в то время его пригласили стать личным художником семьи Медичи. При дворе тосканского герцога Козимо I Медичи живописец сблизился с литераторами, художниками, путешественниками и учеными и был в восторге от произошедших в жизни перемен. В своих письмах он писал о Козимо как о «лучшем правителе, которого знавал мир», его жену, Элеонору Толедскую, называл «воплощением всех добродетелей», а детям дал ласковое прозвище — «маленькие ангелочки».

Одним из таких «ангелочков» был сын герцога Джованни. Его портрет «Джованни Медичи ребёнком» (Ritratto di Giovanni Medici, 1545) герцог попросил сделать за короткий срок. Художник справился с работой за два с половиной месяца. Тогда малышу было всего 18 месяцев, но на картине изображен уже двухлетний ребенок.

Аньоло Бронзино | Portrait of Giovanni de' Medici as a Child, 1545

Это произведение необычно тем, что как правило Бронзино писал детей как серьёзных взрослых. Но портрет Джованни вышел живым и настоящим: улыбающийся мальчик изображен почти фронтально, а не в полный рост с «классическим» поворотом головы.

Еще одним ярким детским изображением является «Портрет Биа Медичи, дочери Козимо I» (Bia di Medici, 1542). Малышка умерла от лихорадки в пятилетнем возрасте, и по просьбе отца картина была создана уже после смерти девочки. На ней ребенок с румяными пухлыми щёчками и взрослым взглядом смотрит вроде бы на зрителя, но в то же время - мимо него. Здесь можно заметить одну яркую деталь: на девочке надет медальон с изображением ее отца. Несмотря на то, что Биа родилась еще до брака с Элеонорой Толедской, она была любимицей Козимо Медичи.

Аньоло Бронзино | Bia, The Illegitimate Daughter of Cosimo I de' Medici, 1542

Все портреты взрослых членов семьи Медичи и придворной аристократии дышат высокомерием и замкнутостью. Прямая спина, полное отчуждение, презрение во взгляде — это типичные черты, по которым в XVI веке можно было узнать представителей высшего света. Холодность изображаемых людей соседствует с роскошными и точно выверенными деталями их нарядов.

Однако Аньоло Бронзино известен не только своими портретами: он создавал еще и фрески на религиозные сюжеты. На это его вдохновил Микеланджело, с которым он встретился в Риме. Художник пытался подражать знаменитому мастеру, но на всех фресках, которые сохранились до наших дней, можно увидеть ту же холодность и бесстрастность, что и на портретах.

Аньоло Бронзино | Моисей иссекает воду из скалы и Stigmatization of St. Francis
Аньоло Бронзино | Поклонение кресту с бронзовой змеей
Аньоло Бронзино | Crossing of the Red Sea, 1542

«Снятие с креста» (Deposition of Christ, 1540-1545) — типичная маньеристская работа Бронзино. Здесь не найти драматизма и глубины, нет реального трехмерного пространства. Зато на ней множество изящных фигур, похожих на скульптуры, гармоничное цветовое сочетание и ни одна деталь не бросается в глаза — настолько все едино. Сам герцог Козимо Медичи отзывался о «Снятии с креста» как о «редкостной по красоте» работе.

Аньоло Бронзино | Снятие с креста, 1540-45

В последние годы творчества Бронзино оставил портреты и полностью посвятил себя религиозной тематике. Также он руководил флорентийской Академией изящных искусств. Это было первое в Европе учебное заведение, где студенты знакомились с живописью, музыкой и художественной реставрацией. У мэтра было много учеников. Самый известный из них — это Алессандро Аллори, который стал приёмным сыном итальянского мастера.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится